Теремок - детские игры
Мультфильмы Прикольный досуг Лопотушки Детское творчество
               
 
 

 

Сочинения по произведениям авторов:

Айтматов Ч.

Булгаков М.А.

Гоголь Н.В.

Гончаров И.А.

Горький М.

Грибоедов А.С.

Достоевский Ф.М.

Лермонтов М.Ю.

Некрасов Н.А.

Островский А.Н.

Пушкин А.С.

Салтыков-Щедрин М.Е.

Солженицын А.И.

Толстой Л.Н.

Тургенев И.С.

Фонвизин Д.И.

Чехов А.П.

 

 

Сочинения и вопросы по литературе

Сочинение 9 класс. Размышления А.С. Пушкина о жизни, смерти и бессмертии

    
     Чем была жизнь для Пушкина? Первое, что приходит в голову, не по причине того, что это истина в последней инстанции, а в силу известности:

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Можно цитировать и дальше. Всё стихотворение — ответ (неоднозначный, конечно) на вечный вопрос всех людей «зачем мы живем?» Вопрос этот волновал людей в древние времена, волнует сейчас, будет волновать и еще не родившихся. Для художника этот вопрос стократ важнее, поскольку он не просто существует, но творит. Пушкин также спрашивал себя: «Зачем я пишу?» Ответ на этот вопрос найти гораздо проще, чем отыскать смысл земного существования:

... Душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит...

Однако мысль о бессмертии не настолько всеобъемлюща, чтобы затмить размышления не поэта, но смертного: что есть жизнь и что есть смерть?
Никто не будет оспаривать тот факт, что Пушкин любил жизнь. Даже очень недалекий человек поймет это, прочтя хотя бы несколько стихотворений. Возможно, что выражение любил жизнь, - слишком слабое. Он не просто любил - он пил ее, впитывал всеми порами, стремился взять у нее все, что только она могла дать. Да, у каждого случаются минуты самого страшного отчаянья, но ведь это лишь еще одна грань бытия. Без падений не бывает взлетов. Кто глубже падает - тот выше взлетает. А душа поэта, конечно, воспринимает все гораздо острее, чем душа человека приземленного, следовательно, и парит выше.
Не надо думать, однако, что у поэта существуют какие-то особые радости и волненья, отличные от радостей обычного человека, не считая творческих порывов, конечно. Поэт может бывать на Олимпе, а может — в светских гостиных. Пушкин, как известно, был влюбчив:

... Мой друг, доколе не увяну,
В разлуке чувство погубя...

Одно увлечение «гибло», его сменяло другое и третье. И каждому предмету страсти посвящались вдохновенные строки. Любовь, столь быстротечная, была каждый раз как будто единственная. Каждый раз - накал чувств, вдохновение, наслаждение, безграничная радость или, наоборот, безграничное страдание, ревность («Я вас люблю, хоть я бешусь...»). Та же полная готовность отдаться чувству - и в дружбе. Но здесь уже не такая бурная смена впечатлений. «Культ дружбы» - священен, сама дружба - вечна, безоглядна, она не допускает ни малодушия, ни предательства. Но главное - здесь все та же полнота чувств.
Да и не только в дружбе или любви поэт растворяется без остатка. Он стремится получить максимум ощущений от всего. Нельзя забывать Пушкинское любование природой, его гурманство, его страсть к вину. Все это - обычные человеческие радости, но прошедшие через призму авторского восприятия. Пушкин ведь как никто поэтизировал самые обычные явления, его лирике присуща живость образов.
Итак, Пушкин - жизнелюб. Это неоспоримо. Но как же тогда слова о «даре напрасном»? Не нужно быть законченным пессимистам, чтобы размышлять о смысле жизни. Наверно, не найдется человека на земле, который в минуту отчаянья не проклинал бы жизнь, не считал ее напрасной. А у Пушкина - это все же дар. К тому же, в противовес грустным размышлениям, у Пушкина есть и кажущиеся прямо противоположными рассуждения («Элегия»):

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…

Видимое противоречие? Но может быть, именно в этой диалектике истина. У Пушкина вообще нельзя что-либо трактовать вне зависимости от остального творчества. Вся лирика - целостная картина, отдельные произведения вплетаются в нее, как нити в узорный ковер.
Мысли о смерти как продолжение размышлений о бытии также нашли место в лирике Пушкина. В юности, конечно, смерть воспринимаешь как нечто далекое, не имеющее отношения к тебе лично. Пушкину в молодости было трудно осознать и принять мысль о неизбежности конца:

Ты сердцу непонятный мрак,
Приют отчаянья слепого,
Ничтожества! пустой призрак,
Не жажду твоего покрова!

Затем, с возрастом, смерть приобретает все более четкие очертания («Брожу ли я вдоль улиц шумных»). Мысль о далекой, но ощутимой кончине теперь неотделима от мысли о вечном. Это слышится, например, в стихотворении «Вновь я посетил...»
Наслаждаясь жизнью, страшась смерти, Пушкин имел перед собой перспективу, доступную немногим избранным - бессмертие. Он знал о нем, говорил о нем, ни минуты не сомневался в нем. Звучит эта тема во многих стихах, но итог подведен в «Памятнике»: «нет, весь я не умру», «душа... мой прах переживет и тленья у6ежит», «слух обо мне пройдет по всей Руси великой». Эта ода бессмертию и сама стала бессмертной!
Пушкин уже в раннем возрасте знает, что станет великим, что «душа в заветной лире» не умрет, что бессмертие - достижимо. Все-таки его можно назвать человеком, безусловно, счастливым в том смысле, что он не только прожил яркую, наполненную чувствами жизнь, но и обеспечил себе жизнь в веках.
Читатели, ищущие смысла. Бытия, страшащиеся смерти, конечно, не могут мечтать о пушкинском бессмертии. Но есть то, что можно позаимствовать у великого поэта - это его жажда жизни, презрение к смерти, желание не потерять ни одной минуты существования, «мыслить и страдать».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопросы по Литературе

 

 
На главную Детские игры Мультфильмы Английский для детей Развивающие игры для детей Таблица умножения Учимся читать и считать
Раскраски онлайн
почта